Этносы Индии - интересная статья



Индия – страна многонациональная. По этно-лингвистическому признаку отличается исключительным многообразием. В ходе проводимых каждые десять лет переписей были зафиксированы 1652 языковые формы: литературные и разговорные языки, диалекты, говоры. Однако языков с числом носителей более миллиона человек насчитывается не более 30.
На территории Индии распространены языки четырех семей: индоевропейские, преимущественно индоарийские, – 73,4%, дравидийские – 24,5%, аустроазиатские – 1,4% и тибетобирманские – 0,7%. Три четверти населения страны принадлежит к народам индоевропейской семьи. По численности эти народы различны. Население так называемого «хиндиязычного пояса», в состав которого включаются североиндийские штаты Раджастхан, Харьяна, Химачал Прадеш, Уттар Прадеш, Бихар, Мадхья Прадеш, Джаркханд, Уттаранчал и Чаттисгарх, составляет 45,5% всех говорящих на индоарийских языках. В то же время население этого «пояса» не сложилось в определенную этническую общность. Хотя в социальном общении и в средствах массовой информации, а также на официальном уровне все большее число представителей этого населения пользуется языком хинди (и частично урду), в сельских районах средством массового общения на бытовом уровне являются многочисленные диалекты хинди, порой значительно отличающиеся друг от друга, причем некоторые из них имеют литературную традицию, например, майтхили, авадхи, брадж и т. п.
В публицистике и научном обиходе хиндиязычное население иногда называется «хиндустанцами», но это название не имеет хождения среди самого населения. Развитию этнических процессов в данном регионе препятствует его разобщенность границами нескольких штатов, его относительная социально-экономическая отсталость и низкая географическая мобильность населения, а также межкастовые и межрелигиозные конфликты (особенно между индусами и мусульманами), которые принимают все более острые формы. Кроме того, в таких штатах, как Химачал Прадеш, Бихар и Мадхья Прадеш среди большинства хиндиязычного населения вкраплены другие, подчас значительные по численности этносы (бхилы, пахарцы, гонды, мунда и т. д.), отличающиеся от окружающего населения по происхождению, языку, культуре и жизненному укладу. За годы независимости представители верхних прослоек этих народностей разного происхождения (по принятой в Индии терминологии – «племен» или «адиваси») получили образование и доступ к политической жизни. Являясь носителями этнического самосознания, они выдвигают требования об автономии и самоопределении, получающие все более широкую поддержку соплеменников.
Упомянутые явления получили развитие лишь в независимой Индии. В колониальный период этно-национальные процессы были в значительной степени искажены и замедлены. Крупные по численности и относительно развитые народы были разобщены между административными единицами Британской Индии (президентствами и провинциями) и феодальными княжествами. Такое положение отвечало интересам колониальной администрации, которая не поддерживала усилия различных «туземных» организаций по развитию своих культур и языков, заботясь лишь о насаждении английского языка преимущественно среди элитарных групп индийского общества. До настоящего времени английский язык остается законодательно закрепленным средством межнационального общения на уровне государственного аппарата, крупного бизнеса, а также в культурном обмене, средствах массовой информации, в системе высшего образования, в армии, хотя по разным данным этим языком владеет 2–5% индийцев.
Официальным языком Индийского Союза по конституции объявлен хинди на алфавите деванагари (Статья 343). Центральное правительство и правительства хиндиязычных штатов принимают меры по расширению сферприменения этого языка, развитию его функциональных стилей (например, делового, юридического, научного). Этот процесс в целом развивается успешно, однако попытки искусственно ускорить его наталкиваются на сопротивление, особенно на юге страны.
В первые годы независимости под давлением национальных движений в различных этнических районах, пришедших на смену определенному единству в период национально-освободительной борьбы, правительство Индии осуществило мероприятия по ликвидации института феодальных правителей и интеграции княжеств с соседними территориями. В 1956 г. в соответствии с рекомендациями специальной парламентской комиссии правительство Дж. Неру осуществило радикальную реформу административно-политического деления на основе этно-лингвистического размежевания и создания так называемых лингвистических штатов. Эти шаги ускорили процессы национальной консолидации, поскольку лингвистические штаты, особенно те, что созданы по принципу «один штат – один язык», можно рассматривать как форму национальной государственности. Они имеют выборные законодательные собрания и управляются правительствами во главе с главными министрами. По Конституции Индии к компетенции штатов отнесено 66 вопросов политического, социально-экономического и административного характера. За центром оставлено 97 вопросов, и 47 вопросов находится в совместной компетенции центра и штатов.
Реформа 1956 г. не решила всех проблем этно-лингвистического размежевания. Формирование новых штатов продолжается до сегодняшнего дня.
В отличие от «хиндиязычного пояса» другие народы, говорящие на индоарийских языках, живут в более или менее четких этнических границах, совпадающих по большей части с границами штатов. На востоке страны это Западная Бенгалия, Орисса и Ассам, населенные соответственно бенгальцами, ория и ассамцами. На западе следует упомянуть о пенджабцах (штат Пенджаб), маратхах (штат Махараштра), гуджаратцах (штат Гуджарат) и конканцах (штат Гоа), говорящих на близком маратхи языке конкани.
На юге Индии, населенном народами, говорящими на языках дравидийской семьи, создано 4 штата: Андхра Прадеш, населенный телугу, Тамилнад – тамилами, Карнатака – каннарцами и Керала – малаяльцами.
Кроме перечисленных, в Индии проживают еще более десяти малочисленных народностей дравидийского происхождения и относимых обычно к категории «племен». Можно упомянуть о следующих: гонды, живущие в Андхре, Мадхья Прадеш, Ориссе и Махараштре; тулу (Карнатака, Керала и Махараштра) и ораоны, говорящие на языке курукх и населяющие смежные районы штатов Бихар, Мадхья Прадеш, Западная Бенгалия и Орисса. Эти народы разобщены территориально, а также существенными диалектными различиями и воздействием значительно отличающихся друг от друга культурных и религиозных комплексов окружающего иноязычного населения. У этих народов пока что не отмечено заметных стремлений к самоопределению или автономии, поскольку их консолидация затруднена перечисленными выше обстоятельствами, а также социально-экономической отсталостью. Правда, среди них появились группы, выступающие за сохранение традиционных ценностей, культуры, обычаев, религиозных взглядов (по преимуществу близких к анимистическим). Эти стремления находят поддержку у организаций по развитию «племен», созданных правительствами различных штатов.
Несколько особняком стоят курги – народность, говорящая на дравидийском языке кодагу и проживающая компактно в гористом районе штата Карнатака с центром в г. Меркара. Кургов отличает высокий уровень этнического самосознания, сохраняющийся от века в век уклад жизни, высокий уровень развития культуры.
Перечисленные этносы в лингвистических штатах проживают на компактных территориях и обладают довольно широкой автономией в области самоуправления. У каждой из них исторически сложились национальные языки и культуры. Предметом их гордости являются национальные герои, писатели, религиозные деятели, полководцы и святые. Многие народы являются наследниками древних и средневековых государств, которые сейчас рассматриваются как период их наивысшего расцвета, как своего рода «золотой век» этих народов, например, Маратхская конфедерация, империя Виджаянагар у телугу, империя Чола и тамилов, Ахомское государство у ассамцев и т. д.
Определенную роль в национальной жизни многих из перечисленных народов играют так называемые «малые традиции» индуизма, то есть этнически окрашенные разновидности этой религии со своим «национальным» пантеоном, культами и праздниками. У телугу распространен культ бога Вишвамитры, а среди бенгальцев – культ богини Кали или Дурги, а фестиваль «Дурга пуджа» отмечается бенгальцами как национальныйпраздник по всей Индии. В Ориссе популярен культ Джаганнатха. Ежегодно в его честь отмечается праздник «Джаганнатх ятра» (в европейской литературе его называют «колесница Джагернаута»). Маратхи поклоняются своим богам – Витхобе, Садобе, Кхандобе и другим, не входящим в пантеон большой традиции индуизма, но с энтузиазмом празднуют также фестиваль общеиндийского бога со слоновьей головой – Ганеши. Данные праздники в независимой Индии все больше приобретают характер не столько религиозного, сколько национально-культурного действия.
В то же время религиозные различия могут быть серьезным препятствием на пути этнической консолидации. Примером служат пенджабцы, среди которых различия между сикхами и индусами служили одной из причин затяжного и кровопролитного конфликта в штате Пенджаб.
Правительства этнически однородных штатов, как правило, проявляют большую заботу о развитии национальных языков и культур. Оказывается материальная и иная помощь литературным и культурным обществам. Создаются национальные киностудии и театральные общества, радиостанции, осваивается телевидение и видеотехника. Поощряется внедрение национальных языков в делопроизводство на уровне штата, в работу местных фирм и банков. В ряде штатов сформировались местные политические партии с националистическими программами, например, Телуту десам в Андхре, Каннада деша в Карнатаке, ДМК и АИАДМК в Тамилнаде, Асом гана паришад в Ассаме, Акали дал в Пенджабе. Шив сена в Махараштре выступает с откровенно шовинистических позиций. Деятельность подобных партий содействует дальнейшему оживлению национальной жизни в лингвистических штатах.
Пестрая этническая картина сложилась на северо-востоке Индии, где проживают народы главным образом тибето-бирманской группы. Ландшафт этой местности в основном гористый. Горы покрыты густыми лесами. Средства сообщения до недавнего времени практически отсутствовали, а железных дорог нет и сейчас. Это определило раздробленность и изолированность существования групп населения. Кроме того, в колониальный период почти весь этот регион был практически отрезан от остальной Индии и развивавшихся там процессов: национально-освободительного движения, становления демократических институтов, складывания внутренних рыночных связей. Колониальные власти отделили этот регион так называемыми «правилами внутренней линии», которые ограничивали движение населения и товарообмен с другими районами со всеми вытекающими последствиями. Здесь особенно активно действовали западные христианские миссионеры. В результате значительная часть населения северо-восточных районов исповедует христианство, а местное духовенство пользуется большим, в том числе политическим, влиянием.
В первые десятилетия независимости в этих районах возникли сепаратистские движения, принявшие форму вооруженной борьбы партизанского типа. Этому содействовало наличие здесь больших запасов оружия, оставленного японской армией после ее капитуляции в Бирме в конце второй мировой войны, а затем – поддержка сепаратистов извне, со стороны некоторых держав. В течение длительного времени по решению центрального парламента северо-восточные районы контролировались индийской армией, выполнявшей и многие функции государственного управления. В то же время начиная с правительства Дж. Неру, индийские власти добились заметных успехов в нормализации обстановки в этих районах, вовлечения населения в общеиндийский политический процесс, в постепенную хозяйственную интеграцию. Сепаратистские настроения и вооруженные отряды здесь все еще существуют, но движение к политической стабильности становится доминирующим явлением.
Первым права штата на северо-востоке получил ранее входивший в состав Ассама район, населенный народностью нага, получивший название Нагаленд. Этот народ разделен на более чем 25 кланов, имеющих свой сложившийся бытовой уклад, верования и ритуалы, а также говорит на своем диалекте – ао, сема, коньяк, тангкхул, ангами и т. д. Эти диалекты сильно отличаются друг от друга, что затрудняет складывание общего языка. По свидетельству этнографов, в Нагаленде постепенно складывается общий наддиалектный нага-ассамский язык. Тем временем в качестве официального языка штата принят английский. Этническая консолидация среди нагов находится на начальной стадии, но ощущение общности судьбы достаточно сильно.
Другой народ тибето-бирманской группы – манипурцы населяют штат Манипур и говорят на языке мейтхеи, имеющем длительную литературную традицию. В отличие от нага большинство манипурцев исповедует индуизм вишнуитского толка. Этот штат ранее был феодальным княжеством и не включался в сферу действия«внутренней линии». Поэтому он в большей степени, чем соседние штаты, интегрирован с остальной Индией. Показательно, например, что местный стиль танцев «манипури» и местный театр популярны по всей стране.
Штаты Трипура и Мизорам населены соответственно трипурцами, находящимися под сильным влиянием бенгальского культурного комплекса, и народом мизо, самоназвание которого ранее было «лушеи» («охотники за головами»). Теперь это название перенесено только на их язык.
Народы аустроазиатской группы – санталы, хо, мунда, корку и другие – населяют в основном районы центральной и частично восточной Индии. Подобно дравидийским малым народам, они также не имеют своих административных единиц, оставаясь разобщенными. В 60–70-х гг. набирало силу движение за самоопределение санталов и создание так называемого «Санталистана» из смежных районов Бихара и Западной Бенгалии. В настоящее время это движение на спаде, возможно, потому, что среди этнически и политически активных санталов нет единства и его трудно достигнуть. Среди санталов работают миссионеры и часть этого народа приняла христианство. Другие части признают своей религией индуизм. Третьи остаются верными исконной анимистической вере. Попытки создать единый алфавит для языка сантали также не принесли результатов. В зависимости от языка окружающего населения сантальские издания используют алфавит деванагари, бенгальский или латинский. Отдельные группы этого народа постепенно ассимилируются в местном населении.
Значительную силу обрело движение аустроазиатских народов хо и мунда за создание штата Джаркханд на стыке штатов Бихар, Орисса, Западная Бенгалия и Мадхья Прадеш. Показательно, что наиболее активно с таким требованием выступали молодежные и студенческие организации этих народов, придававшие ему довольно острый характер. Проблема Джаркханда стала важным элементом политической жизни в упомянутых штатах. Однако события стали развиваться по другому сценарию. В 2000 г. индийский парламент принял решение о создании штата Джаркханд со столицей в городе Ранчи. В его состав вошли 18 дистриктов Южного Бихара. Южная часть нового штата – плато Чхота Нагпур, заселенное малыми народами и племенами, которые говорят на своих племенных языках.
Выступления малых народов за ту или иную форму автономии становятся одной из характерных черт этнической ситуации в современной Индии. Такое развитие событий представляется закономерным. Оказывает воздействие демонстрационный эффект экономического, политического и культурного развития национальностей, обладающих государственностью в виде лингвистических штатов. Субъектами такого воздействия, как правило, становится молодое поколение, представители которого получают образование, становятся более подвижными, политически активными, нетерпеливыми в достижении целей. Она опирается на поддержку и других слоев малых народов, которые постепенно вовлекаются в контакты с окружающим населением, в товарооборот и обмен идеями. В автономии они видят возможность ускорения развития своего народа и своего этнического района. Первыми на этом пути успеха добились непальцы-гуркхи округа Дарджилинг. Их борьба, принимавшая насильственные формы, привела в конечном итоге к созданию автономного горного округа в рамках штата Западная Бенгалия. По существу появилась новая форма административного устройства.
В штате Ассам молодежь народности бодо тибето-гималайской группы добивается автономии в виде выделения их этнической территории в отдельную единицу. Активисты этого движения также прибегают к вооруженному насилию, что создает в Ассаме напряженную ситуацию. Сходная ситуация складывается в северных районах штата Мизорам, где активисты тибето-бирманской народности хмар требуют превращения населяемого ими дистрикта в автономный.
Выше говорилось о том, что принцип «один штат – один язык» был осуществлен не везде, остались штаты полиэтнические. Речь идет не о наличии национальных меньшинств, возникших в результате подвижек населения или из-за несовершенства границ. Такие меньшинства присутствуют в большинстве штатов. Полиэтнические штаты возникли в исторических или традиционных границах. Штат Джамму и Кашмир сохранился в границах бывшего княжества. Он разделяется на три четко очерченных региона: Кашмирская долина с центром в г. Сринагар, населенная кашмирцами – народом отдельной дардской ветви индоарийской семьи, по религии в подавляющем большинстве мусульманами; расположенный южнее регион Джамму населен дограми – народом, говорящим на близком пенджаби языке догри. Самый северный регион Ладакх (центр – г. Лех), называемый часто «малым Тибетом», населен горными народами, говорящими на языках тибето-бирманской группы – балти, ладакхи, лахаули и исповедующими в основном буддизм ламаистского толка. В Джамму и Ладакхе активно действуют сторонники выделения их в самостоятельные административные единицы.
Созданный в 1970 г. на северо-востоке Индии штат Мегхалая включает в свои границы этнические территории двух народов примерно равных по численности – кхаси аустроазиатской группы и гаро тибето-бирманской группы. Эти народы проживают на своих исконных территориях, практически не смешиваясь. Они разделены на кланы, и среди них сохраняются значительные элементы матриархальных отношений. Показательно, что практически сразу же после создания штата возникли конфликты между кхаси и гаро, не нашедшие разрешения до настоящего времени. Трения вызваны спорами по поводу распределения постов в государственном аппарате и правительстве, мест в учебных заведениях, а также политическим соперничеством. При этом гаро жалуются, что более образованные кхаси оттесняют гаро на второй план.
Сикким, присоединившийся к Индии в 1975 г., также относится к числу полиэтнических штатов. Но он не делится на регионы. Его основное население – это народы тибето-бирманской группы бхотиа и лепча, а также более значительная по численности группа мигрантов из Непала.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что этническая ситуация в независимой Индии всегда была динамичной. Таковой она, очевидно, сохранится и в ближайшем будущем. Этническое разнообразие в этой стране следует оценивать на только по горизонтали, то есть по площади расселения тех или иных этносов. Эти этносы находятся в состоянии взаимодействия друг с другом. Но они различаются и по вертикали – по уровню экономического развития, по насыщенности национальной жизни, по объему реально достигнутой автономии. Поскольку эти вертикальные показатели различны, некоторые этносы полагают себя в чем-то ущемленными и вступают в борьбу за достижение равноправия.
В последние годы в этнических отношениях появился новый раздражитель. Экономическое развитие, более активное движение труда и капитала, расширение старых и создание новых промышленных центров привели к возрастанию географической мобильности индийцев. Прибывающие в тот или иной штат иноязычные мигранты создают конкуренцию местному населению на рынке труда. Возникает соперничество, одним из выражений которого стало появление лозунга предоставления преимущественных прав так называемым «сыновьям земли», коренному населению за счет ограничения прав пришельцев. Такой подход подпитывает националистические и шовинистические настроения.
Этнические проблемы в независимой Индии решаются в целом на демократической основе, но достижение гармонии, идеала полного этнического равноправия остается делом будущего.
В целом достаточно грамотно, но есть некоторые досадные неточности:

"Андхра Прадеш" - как и положено, раздельно, но тут же - "Тамилнад"... с чего вдруг так? так же несуразно, как какое-нибудь "тамили" ;)

"вошли 18 дистриктов" - в великом и могучем есть такое слово, и это - "округ"

Это так, очепятки ;) Но досадно.

Ну и традиционный реверанс в сторону традиции, велящей начинать историю всякого вопроса с англичан, и чохом записывать этот момент времени как мрачное гнобление всего и вся. При этом многосотлетний период мусульманского правления как бы и не был вовсе. Ну и что при англичанах нынешнего накала межнациональной розни не было - об этом и вовсе считается неприлично упоминать, не вписывается в благостную картину...
В Интернете полно статей, которые обсуждают/перечисляют много плюсов времени британского правления. Это, наверное, и обидно индийцам - что не смогли сами сделать то, что сделали чужаки :)